Сколько денег нужно для счастья и нужно ли вообще?

Человек — как программируемо-форматируемый диск с ограниченной функцией записи: что на него запишешь вначале, то он и будет показывать. Причем все последующие записи будут все более низкого качества.

Сколько денег нужно для счастья и нужно ли вообще?

Как дрессируемая собачонка. Собрание сочинений одного автора. Ходячий набор стереотипов, шаблонов и тенденциозных правд, за рамки которых ему удается выйти нечасто, а то и вовсе никогда. А еще чаще — и не надо.

Еще тридцать лет тому большинство из нас (не все, надо сказать, но настроение, так или иначе, было более-менее одинаковым) было «коммунистическо-идейного» формата, когда счастье было не в деньгах, не в материи, но в духе, побеждающем тленную материю, и всеобщем равенстве. Во всяком случае, материальное начало не возвышалось над идеей настолько, насколько оно является сегодня альфой и омегой экзистенции большинства. И человек средний был уверен, убежден в правильности и праведности своих идей, своего «формата».

Сегодня духовные и идейные начала уступили место началам материальным, цели стали носить характер практичный, меркантильный и сиюминутный. И человек средний снова, как и тогда, убежденный в том, что идея выше материи, а деньги — жалкий смысл жизни обывателей, уверен в том, что жить нужно уже по-другому, не как в «совке», а как на Западе (словно он знает, как на самом деле живут на Западе, наивный), а деньги решают все и являются одной из основных, если и не самой главной, целью. И снова в формате уверенности и убежденности.

Завтра, кстати, когда мы «наедимся» материального и нас начнет постепенно «осенять», что в жизни, кроме погони за очередной модной тряпкой, новой кухонной машиной и строительством дачи, может быть что-то еще, а вещи материальные — тленны и преходящи. Нас снова ждет возврат к вещам более высоким, так как закон природы здесь непреложен. И потом снова «к тряпкам». И так далее.

Так вот, среди этих «программируемо-форматируемых» метаний у сколько-нибудь думающих — в перерывах в своих крысиных бегах, между поглощением очередного новомодного стейка и поездкой на моря — возникает интересный вопрос: а сколько же денег нужно для счастья? Сколько вообще нужно, чтобы жить безбедно, жить в достатке? Просто жить?

Шесть тысяч четыреста рублей, «для полного счастья», как Шуре Балаганову? Один миллион, как Остапу Бендеру? Или достаточно пустой бочки и чтобы никто не загораживал солнце, как Диогену?

Форматируемое и уверенное большинство (ох уж это уверенное большинство: сегодня оно уверено в одном, завтра в другом, и одно другому у него, у большинства, совсем не мешает) скажет миллион, а то и два. «Денег много не бывает», — ведь это его, форматируемого, уверенного большинства любимая поговорка. Хотя в руках больше тысячи (американских рублей) за раз никогда и не держало. А может, и как Шура Балаганов, попросит меньше, но обосновать свое желание хоть сколько-нибудь внятно не сможет. Хотя вряд ли. Чем больше денег — тем «больше» счастья.

Мой скромный опыт показывает, что человек часто переоценивает и деньги в участии своего счастья, и их количество. Причем в разы, словно у него в такие моменты отказывает и чувство меры, и отключается элементарное логическое мышление. И уж точно отключается критическое мышление, так как деньги и их количество у большинства надежно ассоциируются исключительно с плюсами, преимуществами и конечным счастьем для их хозяина в райских кущах на земле.

Риски, вроде постоянных удержания, сбережения, контроля, проблем, связанных с потерей, ущербом своего имущества, как денежного, так и движимо-недвижимого, в расчет принимаются редко. Да и откуда простому большинству, для которого полное счастье равняется шести тысячам четыремстам солнечным дням в году где-нибудь на Cote d’Azur, задумываться о таких пустяках, как «минусы денег»? Его ведь в очередной раз отформатировали, убедив в теории, что для счастья нужен беззаботный миллион.

А на самом деле, для счастья или просто для достойной жизни нужно совсем немного денег. По российским меркам — примерно всего тридцать тысяч российских денег в месяц, а особо одаренным и того меньше. Этих денег, при умелом распоряжении, с лихвой хватит на базисы: здоровую еду (на пиццы и суши вряд ли, а вот на полезные крупы, курятину, недорогую рыбу, сезонные овощи и фрукты), уплату коммунальных услуг, покупку необходимых предметов одежды (не новомодных брендов, а действительно того, что необходимо) и т. п. Этого более чем достаточно.

Проблема только в том, что наш человек ощущает себя искренне несчастным уже от того, что «у соседа корова»: его сосед покупает сырокопченую колбасу, а он вынужден покупать «Докторскую». Сосед ездит на новеньком «Пежо», а он вынужден ездить на недорогом отечественном авто. У соседа дача (хотя на кой она нужна девять месяцев в году, непонятно), а у него «однушка». Здесь да, у многих страдает самооценка и появляется непреодолимое желание заполучить миллион.

Формат и форматирование — страшная штука. Как большинство запрограммируют, а после отформатируют, так оно, большинство, дальше и поплывет. В твердой уверенности, что для полного счастья нужен миллион. Хотя в руках никогда больше тыщи и не держало…