Куда ярославцы дели Кремль?

Сейчас я уже не являюсь горячим поклонником Фоменко и Носовского, хотя допускаю, что в их теории есть немало достойных внимания моментов. Но когда я только прочитал в свое время их «Империю», настолько проникся, что стал везде искать подтверждение их идей.

Вид на Спасо-Преображенский монастырь в Ярославле

Приезжаю по делам в Ярославль. Сразу решил осмотреть достопримечательности.

Спрашиваю: — Где у вас Кремль? Мне в центре города показывают: — Да вот он!

Все вроде нормально: башни, стены и т. д. Но я читать умею. На табличке написано: «Монастырь» (то ли XVI, то ли XVII век, сейчас уже не припомню). Прихожу в краеведческий музей. Экскурсовод показывает макет древнего кремля с каменными стенами, башнями, воротами. Я спрашиваю экскурсовода:

 — Где Кремль?

Она мне снова, как прохожие на улице: — Вон в центре стоит, не видел, что ли?

Я ей: — Читать умею, там «монастырь» написано, причем не особо древний. Кремль где?

Она: — Ах, да! Он сгорел в смутное время.

Я ее спрашиваю: — Стены, башни — каменные были?

Она: — Да. — Так куда дели? — Сгорел.

План Рубленого города или Ярославского кремля, 1813 г.

Я ей: — Как сгорел? Он же каменный! У нас Москва сколько раз горела. При Наполеоне почти вся выгорела, а Кремль и монастыри все стоят — и ничего.

А она глаза выпучила и талдычит: — Сгорел. Сгорел. Сгорел.

Вся толпа экскурсантов хоть и не догоняет, в чем дело, но тоже живо так интересуется — а действительно, куда, мол, вы, ярославцы, свой кремль каменный дели?

Ну, я решил ее совсем добить и спрашиваю:

 — Ладно, бог с ним, с вашим кремлем, а можно вам вопрос просто как историку? — Давай! — а у самой, видимо, от сердца отлегло, что с кремлем отстал. — Почему Нижний Новгород так называется? — Ну, потому что ниже Великого. — Как вы это определили?

Она мне ехидно: — Вы что, молодой человек, карту России не видели? — Видел, а вы средневековые карты видели? Где у них верх, где низ? Где север, где юг? Даже у вас в музее есть репродукции этих карт, и по ним видно, что верх и низ определялся только течением реки.

Коромыслова башня Нижегородского кремля ночью

Она в полном ступоре. Я продолжаю:

 — Если есть Нижний Новгород, то значит, выше по течению Волги должен быть — Верхний. Где? Может, прав Фоменко, и Ярославль — это и есть Верхний, или иначе как более древний и в свое время более крупный и значимый — Великий Новгород, а Кремль не сгорел, а был, как в любом учебнике по истории написано, разрушен Иваном Грозным?

Ничего мне не ответила экскурсовод, с ней началась истерика.

Новгородов на Руси (да и не только на Руси) было много. Ничто не мешало быть Новгороду на Волхове, да и Ярославль до того, как стал называться Ярославлем, вполне мог носить название Новгорода. Весь вопрос только в том, какой из многочисленных наших Новгородов назывался Великим (хотя такое название тоже не может исключать того, что в разные периоды нашей истории это могли быть разные города).

Тем, кому интересны нестандартные версии Фоменко, могу порекомендовать посмотреть фильм «История: наука или вымысел? — 6. Господин Великий Новгород». Я считаю, что можно гадать и спорить, какой из Новгородов носил звание Великого. Однако Новгород на Волхове, во всяком случае, никак не может являться тем Новгородом, который уничтожил Иван Грозный, так как любой желающий, приехав туда, может полюбоваться стенами и башням Кремля, согласно школьным учебникам, срытым московским царем.

Новгородский детинец (также Новгородский кремль)

А вот Ярославль на эту роль подходит больше — ведь это чуть ли не единственный город Золотого кольца, лишившийся при неких странных обстоятельствах своего Кремля.

Причем это произошло в то время, когда крепости на Руси еще вовсе не потеряли своего оборонительного значения. Россия постоянно воевала, причем в Поволжье очень активно, и крупный торговый город на Волге без крепких стен не мог себя в то время чувствовать в безопасности.

Снос Кремля не был вызван расширением города (как в Москве снос стен Китай-города, да и то в гораздо более поздние времена), так как на месте снесенных стен находится парк, пустырь и несколько случайно сохранившихся построек. Даже центр города после Смутного времени сместился в сторону, на место построенного уже при Романовых монастыря.

Это все может говорить о страшной трагедии, постигшей Ярославль в те времена, вполне сравнимой с судьбой Рязани времен нашествия Батыя (ей ведь тоже пришлось переехать на новое место, т.к. на старом никто не хотел селиться), но которой мы не видим в официальной истории.

В том же Ярославле есть замечательный музей, не помню точно названия, что-то вроде «Музея древней русской книги». Музей на самом деле уникальный — наверное, единственный в стране, где собраны все древнейшие русские летописи и книги (ну, или, что, наверное, более верно — их копии).

Почтовая марка СССР, 1978 г.

Так вот, кроме берестяных грамот, найденных в Новгороде на Волхове, и еще, может быть, каких-либо современных находок, мы сейчас не располагаем ни одной древней русской летописью. На всех летописях стоят следующие даты: например, летопись XI века — копия XVI или XVII, а то и более позднего века, вплоть до XIX, и, еще раз повторю, ни одного оригинала.

Все это я не вычитал у Носовского и Фоменко или еще в какой-либо попсовой литературе, а сам лично видел в этом музее, и любой желающий может его посетить и сам лично в этом убедиться.

То есть во времена Романовых велось активное переписывание нашей истории, сопровождаемое уничтожением — ну, или, скажем покорректней, бесследной пропажей оригинальных летописей после их копирования. Хотя, скорее всего, фильтрация информации, ее цензура началась гораздо раньше, с того момента, когда московские князья начали объединять Русь вокруг себя.

Мнение тех Рюриковичей, которые не хотели объединения с Москвой, их мало интересовало, поэтому так мало дошло до нас (даже в копиях) летописей Киевских, Тверских, Новгородских, для которых москвичи, а в более ранний период — владимирско-суздальские князья, были хуже татар (а может, они для них татарами и были?).

Памятник Юрию Долгорукому на Тверской площади в Москве

Если вспомнить, что вытворяли с Киевом Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский, то Батый перед ними бледнеет, а расправа Ивана Грозного с Новгородом красочно описана в любом школьном учебнике.

Мы все очень хорошо знаем из многочисленных книг, кинофильмов и прочей агитпропаганды о подвигах юного князя Александра Невского. Хотя, что интересно, никаких археологических подтверждений данных «грандиозных» сражений (Невской битвы и Ледового побоища) пока не найдено, да и сами места тех сражений точно не определены (это не Фоменко сказал, это исторический факт).

И в зарубежных источниках про эти битвы ничего не написано (я имею в виду не только проигравшую сторону, для которой замолчать поражение было бы, в общем, довольно логично, но и соседние державы, для которых громкое поражение беспокойных соседей могло бы быть только на руку).

Зато про подробности дальнейшей жизни святого князя нам в школе не говорят, да и мало кто этим интересуется, а зря. Дальнейшее очень интересно: его дружба и чуть ли не родство с ордынцами (Батый объявляет Александра приемным сыном), жестокие расправы над восставшими против татар, гонения даже на родного брата, посмевшего выступить против Орды.

Спасо-Преображенский собор (XII век) и памятник князю Александру Невскому (середина XX века). Переславль-Залесский

Но если на все это посмотреть под несколько другим углом — может, не как у Фоменко, прямо объявив Владимирско-Суздальскую Русь «Ордой и Тартарией», а как-то скорее по-гумилевски, как некий военный союз владимирских князей и кочевников (татар, но никаких не монголов!) — то все встанет на свои места.

Владимир, а позднее Москва использовали татар как союзников, а может быть, и просто как наемников, расправляясь их руками с конкурентами и объединяя русские земли под своей властью.