Кто даёт человеку разрешение на успех и счастье? Раздумья возле телефона

«Внутри пустота. Страшно.. Пустота из страха — бывает ли такое? Приходится ответить на этот вопрос утвердительно. Вакуум, в котором летают несколько уцелевших молекул испуга и ужаса.

Кто даёт человеку разрешение на успех и счастье? Раздумья возле телефона

Вроде понятно, что именно надо делать для своих целей. И что-то делается. Но какие-то маленькие шаги.

А может, не надо требовать от себя высокой скорости? При развороте её лучше сбавить".

Так размышляла Полина, с трудом пробираясь по дороге, асфальт на которой разворотили из-за каких-то ремонтных работ. Да, на таких трудных участках надо быть осторожнее!

Сколько глупостей и боли было в жизни! И часто они — отнюдь не собственного производства. Их навязали в совсем юном возрасте. Может быть, даже в таком, когда себя ещё сложно помнить. Но эти глупости и боль тянут вниз и назад — как тяжёлые мешки с песком. Кто-то заставил их носить. Якобы «так надо».

«Так все живут!». Подобное нравоучение Полина слышала не раз. И рассудком она понимала, что это ложь. Но в глубине души как будто какой-то блок поставлен и не пропускает здравый смысл.

Ещё Полина вспомнила, как многие годы читала книги по психологии. Изучила их несчётное число. Но все светлые мысли оставались на поверхности и не могли проникнуть глубоко в разум и душу — их не пропускали невидимые сети.

С этим надо что-то делать!

Полина знала, что её внутренняя опора хоть и стала сильнее, однако не настолько, чтобы с её помощью полностью преодолеть все барьеры. Так как же быть?

И тут она поняла: ей необходимо, чтобы кто-то подтвердил её правоту. Да!

А ещё — разрешил ей думать иначе.

Привычка искать чьего-то соизволения очень сильна. Может быть, надо не с ней бороться, а попросить разрешения? Но у кого?

Полина не раз звонила по «Телефону доверия». Наверное, стоит и теперь воспользоваться этой услугой. Надо только, чтобы дома никого не было — свидетели личного разговора ей ни к чему. Вернувшись, Полина убедилась, что момент подходящий.

Добралась до телефона. Начала набирать номер, но после первых цифр положила трубку. Надо бы сначала на черновике написать, что говорить — скрипт для себя сделать.

Полина взяла листок и нетвёрдой рукой стала выводить:

«Мне очень важно, чтобы со мной кто-то поговорил. Мне трудно. Очень хочу стать успешной, свободной и счастливой, но боюсь. Мне как будто кто-то не разрешает. Как мне быть

Полина снова стала набирать номер. Руки дрожали. Но результатом стали частые гудки — монотонное «пип-пип-пип».

Обидно. Вроде и нерешительность преодолена, но усилия оказались напрасными.

Полина перечитала написанные строчки и решила кое-что добавить:

«Я с детства чувствовала себя хуже других. И недостойной самых близких людей. Я старалась стать достойной, но мои старания и результаты вызывали равнодушие. Так больно! Я потеряла себя рядом с пьедесталом матери. И решила, что мне нечего и мечтать о чём-то. Пряталась на задворках жизни, на жалких ролях».

Полина почувствовала невыносимую жалость к себе. И тут же какой-то приказ донёсся изнутри: «Как тебе не стыдно жалеть себя! Изволь взять себя в руки!»

Наша героиня была готова по старой привычке последовать приказу и насильно заставить себя улыбнуться. Но тут задумалась. А почему, собственно, жалеть себя — это обязательно плохо? Кто это сказал?

Многое стало понятно. Приказной голос в голове — это голос матери, которая всегда была холодной и бесчувственной. А зачем следовать её директивам? Разве они — истина в конечной инстанции?

Ни к чему, конечно, застревать в жалости к себе. Но иногда и такое чувство жизненно необходимо. Это — тоже проявление участия к себе.

По оконному стеклу заструились дождевые капли. И Полина вдруг отметила, что слёзы её похожи на них.

Но вот наступило облегчение. Оказывается, иногда это так просто — стоит лишь не блокировать свои эмоции и искренние чувства. Часто даже этого достаточно для существенного облегчения.

Полина снова продолжила свой черновик для обращения к психологу:

«У меня внутри барьеры стоят. Мне как будто какой-то внутренний приказной голос запрещает что-то делать. Чувствую, что это голос матери. Но как его преодолеть?»

Полина на минуту задумалась и снова попыталась набрать номер. На сей раз прозвучал автоответчик и прозвенело предложение перезвонить позже.

Опять разочарование!

Полина снова задумалась. А разве ей нужно было чьё-то высочайшее разрешение, чтобы набрать номер телефона? А когда она несколько минут назад дала волю жалости к себе (может быть, впервые за много лет и даже за всю жизнь) — нужно было кого-то спрашивать?

Полина посмотрела на телефон и поняла, что уже не хочет звонить — отпала необходимость. Иногда надо лишь разрешить себе свои чувства и мысли — никакого высочайшего соизволения на это не надо.

Голос холодной матери в голове… Наверное, это тот самый гипноз, про который говорят психологи. Но в нём нет никакого здравого смысла.

В жизни мало таких вещей, выполнение которых требует чьего-то контроля. И редко возникают ситуации, когда нельзя сказать «нет». Ведь часто такой ответ — это на самом деле «да» для себя.

Разрешение на успех и счастье человек даёт себе самостоятельно!

Полина посмотрела в окно. Дождь кончился, а капли на стекле засверкали солнечными блёстками. Ветер играл ветвями деревьев, отчего они то сплетались в причудливое кружево, то складывались в загадочные иероглифы.

И, возможно, стоит попробовать так же играть по жизни, как ветер ветвями деревьев. Страх — он от слишком серьезного отношения к каждой мелочи. И тоже принесён из детства. Да, работы предстоит немало. Но, по крайней мере, ясно, на что она должна быть направлена.