Как живет Урал? Незыблемость природы глазами очевидца.

Много ли вы знаете про Урал? Кроме того, что это где-то далеко и что когда-то на Урале жили Демидовы? А еще тут расстреляли царскую семью. А еще тут проходит граница между Европой и Азией. Хотя с последним утверждением не все так просто.

Как живет Урал? Незыблемость природы глазами очевидца.

Вопреки российским учебникам географии, в европейских школах детям объясняют, что Европа начинается (или кончается) на границе с Россией. Именно поэтому страны Балтии, Беларусь и Украина со скоростью звука покидали Союз ССР. Только они не знали американского мнения на этот счет. Американцы своим детям объясняют, что граница между Европой и Азией проходит через пролив Босфор.

Однако вернемся к Уралу, от него никуда не спрятаться. Опишу Урал, как вижу его я.

Начну с погодных условий. Метеорологические наблюдатели, дислоцирующиеся здесь в течение многих поколений (потомственные уральцы) отмечают, что холодно бывает всего 3 месяца. А вот в остальное время — ужасно холодно. Как у одной культовой рэп-группы: «Зима что-то там делает на минус 30. В Москве это традиция». Так и на Урале, только немного побольше градусов ниже нуля.

Как живет Урал? Незыблемость природы глазами очевидца.

Не как в холодном климате Якутии, конечно. Там, говорят, всего один минус, и это -50. Как там вообще люди живут? Олени там живут… Вокруг людей. А вокруг оленей, которые вокруг людей — снег. И этот снег на горизонте с небом сходится, как на картине неизвестного пейзажиста: снизу до середины картины — белый цвет, от середины до верха — серый цвет.

Однако вернемся на Урал.

Идешь, бывает, по Уралу сквозь зиму, которая началась 5 месяцев назад, перед глазами апрель, а календарь кричит: «Тормози, через две страницы уже лето, а ты в трех штанах, по два шерстяных носка на каждой ноге». И действительно, думаешь — до лета осталось 2 миллиметра по календарю, пора уже сменить шубу на пальто. Еще пару недель ходишь только в двух штанах. И в одно прекрасное утро говоришь себе: «Ё-моё! Весна же!» И пошел налегке, даже шапку не стал надевать. В тот же день продуло, заболел, а когда больничный закончился — уже лед с рек сошел.

Июнь. Картошка уже посажена в грязь, деревья цветут, редиска колосится. Только расслабился — снова продуло, снова больничный. Заморозки начала лета перестали быть какой-то редкостью. Пока весь мир, испуганно оглядываясь, обсуждает планетарную проблему глобального потепления, на Урале малоснежное лето. «Зиму перезимовали и лето перезимуем».

Середина лета. Ждали этого момента 364 дня. Солнце печет, +20 градусов. Иногда даже с лишним. А вот снова погода не угодила. Те самые обыватели, только неделю назад отключившие свои обогреватели, всего неделю сетовавшие на стужу, те самые, которые, как мне представляется, должны всем своим видом показывать радость долгожданному теплу, греться на камушке либо на песочке в купальниках, бегать по огороду, поливая друг друга водой, фотографироваться в карьере, делая вид, что они на морском пляже. Но они как вампиры прячутся от солнца и снова жалуются, только теперь на жару. Да тут жарко бывает только в бане летом. Солнце только за тучку спряталось, и все — пора снова жаловаться на холод.

Теперь о природе. Уральские горы — всем горам горы. Они невысокие, хоть и называются горами. Самая высокая точка северного Урала не дотягивает до отметки 2000 м над уровнем моря. А от уровня ближайшего городка и того меньше.

Самое замечательное в этих горах то, что они не отнимают много времени для путешествий по ним. Чтобы побывать на ближайшей вершине, не нужно неделю куда-то ехать, потом с упорством великого Чингисхана пробираться через болота, потом 2 недели карабкаться по скалам. Нет. На вершине горы можно побывать после работы, вечерком, на пару часиков. Шашлычка пожарить, окрестности обозреть.

Как живет Урал? Незыблемость природы глазами очевидца.

Окружающая реальность дополнена заводскими трубами. Да и любимую работу тоже видно с вершины. Медеплавильные, сталелитейные, метизно-металлургические заводы добавляют ложечку мазута в окружающие пейзажи. Я по одному запаху, цвету дыма из трубы и характерному привкусу на языке могу определить, какая смена работает, в каком настроении мастер смены, вышел ли из запоя старший сталевар. Этакая дополненная реальность.

Еще пейзажи разбавлены высоковольтными мачтами, железными дорогами, карьерами, шахтами с терриконами. Для полноты картины нужен космодром, поднимающий в небо грузовые космические поезда.

Урал — антипод Краснодарского края, где взгляду не за что зацепиться, настолько все однообразно — сады, поля, кукуруза, подсолнухи, персики-виноград-яблоки.

Урал — промзона Российской Федерации. Красные лужи, зеленый снег, кислотный дождь, кофе с радужными разводами на поверхности.

Вот, пока описывал Урал — лето кончилось. Картошку из грязи вынули, зеленые помидоры собрали, по валенкам для дозревания распихали. Ждем бабье лето, снова в куртках и шапках. Днем лучше не спать, так как можно его (бабье лето) пропустить. Чуть зазевался и все! Прошло оно. Белые хлопья выпали в осадок во всех водоемах и снова «продуло».

Как живет Урал? Незыблемость природы глазами очевидца.

И так все по кругу: зима-лето, год долой. Как и триста лет назад, так и триста лет вперед. Меняется только цвет луж.