Демонтаж памятников — демонтаж истории?

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, куда отправляются памятники после того, как их сносят? За примером и ходить далеко не надо: совсем недавно в Чехии демонтировали памятник генералу армии Коневу. С постамента снять-то сняли, а вот куда унесли потом? И какая судьба постигла снесенный памятник?

Демонтаж памятников — демонтаж истории?

В любой стране есть памятники людям, которые утратили свою, как сейчас модно говорить, «актуальность». Проще сказать, те времена, которые олицетворяли собой эти памятники, давным-давно прошли. И не то что прошли, а кардинально изменились.

В частности, после того как Хрущевым был развенчан культ личности Сталина, памятники вождя народа стали убирать отовсюду, где раньше их можно было увидеть. Поколение постарше наверняка помнит то время, когда на надписи мавзолея Ленина можно было увидеть две фамилии: Ленин/Сталин. Всё потому, что первое время ушедший в 1953 году в мир иной Иосиф Виссарионович лежал вместе с Лениным в одном мавзолее. И так было до 1961 года. Впрочем, я сейчас не об этом.

Так вот, о памятниках. Стоит ли обращаться с прошлым и с историей страны так, как если бы мы обращались с текстом, написанным карандашом и который нам вздумалось стереть ластиком? Был текст — и нет текста. Пройдёт ли такое с историей?

В один прекрасный апрельский день 2003 года в восточном Багдаде раздался шум. Выглянувшие в окно жители увидели американских солдат с оружием в руках. Они не стреляли, никого не убивали. Они просто строем шли к площади Фирдос, в середине которой возвышалась огромная статуя Президента Ирака Саддама Хусейна. Знаменитая статуя правителя Ирака, олицетворяющая его так, будто бы он приветствовал свой народ правой рукой, которая всегда была поднята.

На площади Фирдос собралась к тому времени большая толпа иракцев. Всем стало ясно, что город пал. Несколько десятков жителей двинулись к памятнику Саддама. Крича и размахивая руками, они намеревались снести статую, однако бетонный постамент был настолько толстым, что сделать это оказалось не так просто.

И в этот момент появился американский военный бронированный автомобиль. Из него вышел морской пехотинец, в руках которого была очень длинная верёвка. Сначала он обвил этой верёвкой ноги каменного президента Ирака, а затем стал взбираться к его вершине, держа в руках американский флаг.

Демонтаж памятников — демонтаж истории?

Однако находящиеся на площади жители Багдада почти не смотрели на то, что делается выше. Со свистом и криками они схватились за конец верёвки и, натягивая до предела, потащили её. В конце концов сила сотен рук сделала своё дело: статуя рухнула. Толпа народа потащила её по улице. Человек, который совсем недавно был почти что иконой для многих жителей, был повержен. Теперь же чуть ли не каждый житель пытался, сняв с ноги ботинок, ударить им по голове каменного Саддама Хуссейна.

На тот момент в Багдаде было много статуй. И практически все они являлись символами угнетения человека. Часто можно было услышать такую фразу, что «усы и глаза Саддама следуют за тобой, куда бы ты ни пошёл». Когда снос памятника иракскому президенту был завершён, многие расценили это как момент окончания угнетения, которое продолжалось тридцать лет. Памятник человеку, который вообразил себя при жизни чуть ли не Богом, был наконец-то сброшен с пьедестала!

Демонтаж памятников — демонтаж истории?

Такая же участь постигла и другие памятники и статуи. Те, что были побольше, отправили в переплавку. Статуи поменьше перекочевали в частные коллекции. Никто сейчас не может точно сказать, что с ними случилось и где они находятся. Основание, на котором стоял памятник Саддаму Хуссейну, долгое время пустовало. Представители разных верований и политических течений никак не могли договориться меж собой, кому будет на этом месте возведён памятник — предводителю суннитов, шиитов или курдов. Поскольку решение так и не было принято, основание памятника окончательно демонтировали и разбили на этом месте большие клумбы.

Один из журналистов журнала «Gardian», Аббул Ахад рассказывает, что сейчас, в 2020 году, уже ничего не напоминает об эре Саддама. Раньше был памятник, но сейчас нет и его.

Демонтаж памятников — демонтаж истории?

— С одной стороны это неправильно, — рассуждает Аббул Ахад, — ведь вместе с утратой памятника утрачена часть истории. Я не хочу, — добавляет он, — чтобы статуя Саддама располагалась в самом центре Багдада. И не хочу глядеть на него, как раньше, снизу вверх.

Но при этом журналист видит другой вариант. Памятник можно разместить в открытом музее или парке где-нибудь за городом. Иначе может возникнуть такая ситуация, что период истории длиной в тридцать лет совсем забудется.

— А ведь было бы совсем неплохо, — продолжает рассуждать Аббул Ахад, — чтобы молодое поколение и через сто лет смогло прийти к этому памятнику, посмотреть на него и сказать: «Так вот как выглядел диктатор, который правил Ираком почти треть века!»